Меня неудачно покрасили

Ну, объективно — мимо.

Я, когда садилась в кресло, сказала: «Мне цвет такой же. Только чуть похолоднее».

Я хотела в блонд добавить серебро и будет сталь. По факту — седина. С фиолетовым отливом местами.

Хочется немедленно встать и идти в собес за пенсией.

Мы с парикмахером встретились в зеркале глазами. Она не идиотка, понимает, что это совсем не тот цвет, который я показала на пробниках.

— Может, у вас критические дни?
— Ну… в общем… да.
— Ну вот, краска вообще иначе берет. Зачем вы краситесь в такие дни?

Эту девочку мне рекомендовали. У меня измученные больные волосы. Мне сказали: она спасет. И все время, что я у нее в кресле, она мне импонировала: мы смеялись, болтали, как старые подружки.

Теперь надо перекрашиваться, но это убьет волосы. Значит, не буду.

Я пытаюсь понять, что меня напрягло, кроме цвета… А, поняла. Меня напрягло, как быстро мастер снял с себя ответственность.

Мол, я ничего не знаю, сама виновата.

Я из тех, кто берет на себя ответственность везде и за все, даже за то, за что не надо.

Есть ситуации, когда ответственность размыта. Ты виноват, но не виноват.

Я недавно смотрела кино про войну.

Там русская девушка работала гувернанткой у детей немецкого генерала, и аккуратно шпионила в пользу русских партизанов.

Однажды в гостиную, где гувернантка играла с детьми в салочки, привезли гипсовую статую фюрера, чтобы установить ее в зале. Как раз была очередь гувернантки завязывать глаза, и ловить детей наощупь. Она завязала глаза и «случайно» толкнула эту статую, разбив ее вдребезги.

Все понимали, что ее за это расстреляют и разбираться не будут. Дети взяли вину на себя, сказали, что это они разбили. И их, конечно простили. Это же дети. Они виноваты, но не виноваты.

Я вышла из салона расстроенная, пошла домой, завернула из-за угла и увидела, что стайка подростков бьет мальчика, повалив в сугроб. На тротуаре сиротливо лежал его слетевший в драке ботинок и рюкзак.

Я подлетела, не думая, и схватила того, что сверху, за капюшон, резко дёрнула, оттаскивая. Капюшон порвался. Парни замерли. Все застыли в недоумении.

Тот, кого били, сел в сугробе и спрашивает:
— Вы чо?

Оказалось, это у них игра такая, это они в шутку дрались так, что даже ботинки улетели.

Получается, я — сумашедшая тетка, порвавшая парню капюшон. По шву.

Я оставила свой телефон. Договорились: если мама не сможет пришить, я компенсирую ущерб.

Я, наверно, виновата, но совсем не чувствую себя виноватой.

Я сегодня написала пост. Попросила помочь мальчику с аутизмом с Камчатки. Советом. Куда идти и как лечить.

Люди стали делиться опытом, давать контакты врачей, больниц.

Кто-то написал, что аутизм бывает от прививок. Кто-то написал, что нужно отмаливать мальчика. Кто-то написал, что нужно к гомеопату. Нумерологу. Специалисту по рейки. Матроне.

Я сама в данном случае верю в традиционную медицину. Все остальное — мимо. Но это мой опыт, и моя колокольня, а помогаем мы не мне, а мальчику. А во что верит его бабушка и мама, я не знаю.

Ко мне в личку пришел врач-психиатр, предложить помощь для мальчика. Мы стали общаться.

— И забаньте эту нечисть, — говорит он, имея ввиду всех, кто советует что-то кроме больниц. — Шарлатанов этих, нумерологов да экстрасенсов.

— Я не могу. Они хотят помочь.

— Вы верите в это средневековье?

— Не верю. В Бога верю .

— Ну тогда забаньте. Это ваш блог. И ваши правила. Мракобесам тут не место.

— Не могу.

— Вы можете, но не хотите. А вдруг они пустят взрослых по ложному пути, и бабушка потащит ребенка к гомеопату, к гадалкам, к бабкам… Потеряет время, надежду и веру. А вы уже сегодня можете помочь ей, указав верный путь.

Он прав, но не прав. И не виноват, что не прав, но виноват…

Сложно. Сейчас объясню проще.

Есть на свете много вещей, которых я не понимаю. Рок, тверк, абстракционизм, как можно есть устрицы… Много чего.

Но непонимание — это просто нежелание выйти за рамки собственных стереотипов.

Люди хотят помочь. А помогать можно не только теми методами, в которые верю я. Люди разные, опыт разный. Но их объединяет одно: они все верят в то, что предлагают. А я не Бог, чтобы выбраковывать людей по меркам некачественной веры.

Так говорит мой Бог. И мой блог.

Я пришла домой. Грузно села на банкетку в прихожей. Устала. Сложный день.

Даня посмотрел на меня и говорит: «Мам, у тебя волосы такие, как у бабушек».

Выдыхаю. Убейте меня кто-нибудь…

 

Ольга Савельева
Меня неудачно покрасили